Герои земли Воронежской

Сазонов Александр Иванович

Годы жизни: Род. 28.01.1924 г.

Сазонов Александр Иванович

Воспоминания
"Родился 28 января 1924 года в Новохопёрске. После окончания 10 класса было желание поступить в военное училище. Подавал документы в 1941 году, но документы вернулись с отказом в приёме, по возрасту мне тогда ещё не было 18 лет. После выпускного вечера в школе с 21 на 22 июня 1941 года началась война. Остался дома в ожидании призыва в армию. Поступил в истребительный батальон, сформированный в городе. Там немного обучался военным наукам.
Зимой 1941-42 года поступил в Таволжанскую автошколу, которую окончил в июне 1942 года. 8 августа 1942 года был призван Новохопёрским райвоенкоматом в ряды Красной Армии. 10 августа 1942 года уже из запасного стрелкового полка (ст. Некрылово) нас, группу комсомольцев – шофёров, имеющих среднее образование, отправили на фронт.
Всего трое суток потребовалось нашему эшелону, чтобы преодолеть под бомбёжками расстояние около 300 км от станции Некрылово до станции Графская (через Поворино и Грязи). Поезда буквально «черепашьими шагами « ползли от светофора к светофору. На станциях поезда не задерживались, скопления их не создавалось. Так на третьи сутки мы благополучно добрались до конечной станции Графской (севернее Воронежа), выгрузились  и далее на машинах нас доставили в лес в расположение части.
В этом районе шли упорные оборонительные бои. Не считаясь с потерями, враг упорно рвался на восток. Наши войска стойко обороняли каждый выгодный рубеж, каждый город, каждую улицу. Бои шли непосредственно в самом городе Воронеже. В наших руках оставалась только северная часть его. Это сковывало действия наших войск и ещё больше усугубляло напряжённую остановку.
Потери в войсках были большие. Времени на обучение резерва для пополнения войск не хватало.
Так 13 августа 1942 года, всего на 5-й день после призыва и ухода из дома я  был зачислен в 108 отдельный Гвардейский миномётно-артиллерийский  дивизион «Катюш» 36 Гвардейского миномётно-артиллерийского полка.
С этого дня началась моя фронтовая биография. А ведь «военного»  в нас ещё ничего не было: мы не были обучены, были не обмундированы, и ешё не принимали военную присягу.
Первое время нас заботливо оберегали, опекали, понемногу обучали и приучали к фронтовой жизни. А через две недели занятий в карантине нас обмундировали, мы приняли воинский вид и стали обучаться науке воевать: стрелять, из карабина, знакомиться с тактикой ведения боевых действий «Катюш» изучать материальную часть, чистить орудия, ухаживать за установками.
К этому времени они уже здорово прославились в народе своими результатами боевых действий. Наши подразделения тоже имели определённые результаты. Так и пришла любовь к легендарным «Катюшам».
Особое внимание обращалось на быстроту и чёткость каждого воина, умение всего расчёта быстро и слаженно действовать. В этом был залог успеха действий подразделения.
Тактика боевых действий наших подразделений заключалась в скрытом и неожиданном появлении на огненных позициях, быстром наведении установок по скоплениям боевой техники и войск противника, быстром производстве залпа всех установок и немедленном выводе их и расчётов с огневой позиции. Пока не рассеялся дым от залпа, так как буквально через несколько минут следовало ожидать огневого налёта всех огневых средств или бомбёжки самолётов противника по тому месту, откуда был произведён залп.
Быстрота действий обеспечивала сохранение боевой техники и личного состава наших подразделений. Огненные налёты противника приходились уже по пустому месту.
Следует особо заметить, что  командиры привили нам гордость за то доверие, которое нам было оказано. Служить в составе подразделений прославленных гвардейских «Катюш» доводилось не каждому!
Это возвышало наши чувства и мы с большим упорством и ответственностью осваивали новые воинские специальности: радиста, телефониста, заряжающего.
После принятия воинской присяги 21 сентября нам было разрешено стать полноправными своих подразделений, действовать в составе огневых расчётов и на наблюдательном пункте.
Вместе со мной были мои товарищи-земляки, воронежцы: Василий Комов (из п. Анны), Иван Петров, Иван Наумов (из  с. Троицкого, Старожиль), Иван Михайличенко (из с. Пыховка) и другие.
В это время был издан приказ Верховного Главнокомандующего «Ни шагу назад!», который ко многому нас обязывал и призывал. Оборона была укреплена и приняла устойчивое положение. Закрепились мы на плацдарме на р. Дон в районе станции Давыдовка, с которого потом и началось наступление в январе 1943 года.
Хорошо запомнились бои суровой зимой 1942-43 годов. Тогда наши подразделения действовали в составе подвижной группы прорыва танков, поддерживаемых «Катюшами». (Ракитное, Репьёвка, с. Ястребовка,  станция Горшечное).
В январе 1943г., оторвавшись от основных сил пехоты, мы вслед за танками вышли далеко в тыл, в район западнее ст. Касторное, где встретили крупные соединения отступавших сил немецко-фашистских войск. Случайная остановка нашего небольшого подразделения на перекрёстке одной из дорог на открытом, сильно заснеженном поле, и вдруг справа показалась колонна немцев, которая двигалась к перекрёстку. Завязался ближний бой с расстояния 200-300 метров. Все расчёты  установок вступили в бой. Стреляли из личного оружия: карабинов, пулемётов, автоматов, т.к. с такого расстояния стрелять из установки было уже бесполезно, снаряды перелетали через головы немецкой колонны.
Вот здесь и пригодилось умение стрелять и хладнокровие, выдержка и другие качества.
Нужно было сохранить и установки и расчеты. Механики-водителя сумели вывести установки в безопасную зону, откуда можно было вести огонь снарядами «Катюш», но этого было недостаточно, т.к. боезапас снарядов был быстро израсходован, патроны тоже были быстро израсходованы. Хорошо, что на помощь подоспел, отставший батальон автоматчиков, который с хода вступил в бой и преградил путь к отступлению колонне немцев, Иван Михайличенко. Его тяжело ранило в ногу (в бедро), а нам было приказано вытащить его с поля боя и доставить в медсанбат. С помощью товарищей мы вынесли его сначала на плащ-палатке, а затем усадили на трофейную лошадь и ведя её в поводу более 10 километров по обратной дороге, я доставил его в медсанбат. Слышал, что в госпитале ему ампутировали ногу, но дальнейшая его судьба мне неизвестна.
Далее я благополучно вернулся назад в часть. А на другой день, когда немецкая колонна была разгромлена, пленена, наступила передышка, были организованы похороны погибших товарищей. На траурном митинге мы поклялись отомстить за их жизнь.
Для меня это было настоящее боевое крещение в день моего рождения. Мне исполнилось 19 лет, и я по праву мог считать себя «обстрелянным воином». После этого я твёрдо усвоил, что такое свист пуль над головой, когда лежишь на открытом месте, а на тебя, за спиной, изрешеченная пулями, плащ-палатка, которую я в пылу боя не заметил, а она, оказывается, здорово демаскировала меня на снегу и служила хорошей мишенью.
Инстинкт самосохранения подсказал мне, что нужно освободиться от неё, что я и сделал. Обнаружил всё это я на другой день.
В этом бою я понял, что значит преодолеть страх в себе, когда видишь стреляющих и перебегающих тебе навстречу немцев на расстоянии 150-200 м, которые горланят и кричат: «Русь – Катюш, Русь – сдавайся!»
Нужно было мобилизовать себя, собраться в комок и заставить, несмотря ни на что, стрелять в эти переползающие и перебегающие фигурки, которые в сумерках трудно уже было рассмотреть и видеть в прорезь прицела, а поймав на мушку выстрелить, стараясь сделать это побыстрее, так как если не сделаешь это ты, то сделает это он. И среди нас никто не дрогнул. Так продолжалось до тех пор, пока не кончились патроны. А с наступившими сумерками нам удалось укрыться в безопасное место за небольшую высотку в лощину, а затем продолжать бой вместе с подоспевшим на помощь батальоном.
Особенно хорошо я запомнил и хорошо усвоил, что такое самоокапывание и маскировка на снегу. Всё это было, всё это сейчас ещё хорошо помнится, как наяву, видимо, теперь никогда не забудется!
Затем боевые действия нашего подразделения продолжались в районе Белгорода, не Курской дуге на Обояньском направлении в районе Прохоровки в  составе Воронежского, а потом I-го Украинского фронта.
В составе 3-ей танковой армии мы дважды участвовали в форсировании Днепра на плацдарме среднего, а затем верхнего течения Днепра. Это наступление завершилось освобождением г. Кирова и правобережной части Украины.
В мае 1944 года моя «боевая биография» закончилась. В составе 7 группы фронтовиков я был направлен в Московское гвардейское миномётно-артиллерийское училище им. Красина, которое окончил в декабре 1945 г. и стал кадровым офицером.
В составе училища участвовал в Параде Победы  24 июня 1945 года. После окончания Военного института Физической Культуры и Спорта им. В.И. Ленина (1947-1950 гг.) был направлен в Пограничные войска начальником физической подготовки и спорта пограничного отряда. Был непосредственно связан с боевой подготовкой личного состава пограничного отряда и Округа. Последнее воинское звание – подполковник.
В 1976 году, прослужив 33,5 календарных года, был уволен по возрасту в запас Вооружённых сил".


« Возврат к списку

полезные ссылки

  • Подвиг Народа
  • ОБД Мемориал
  • Герои страны
  • Память Народа